Мэри Сью Великолепная
Пусть я не ОЖП, но и про меня может быть интересно читать
Название: Everybody Loves Somebody
Автор: Lady Gloria
Фандом: Гарри Поттер
Жанр: гет
Рейтинг: PG
Дисклаймер: Мир и герои - Роулинг, Мэри Сью и трава - мои.
Примечание автора: Я не уверена, что правильно говорить (и писать) "болгаринка", но вариант "болгарка" у меня вызывает ассоциации с одноименной шлифмашиной.
Предупреждения: Спойлеры, Мэри Сью, свун. Предупреждения розданы.

Глава четвертая
Принимай его имя устами из уст

Названием к главе послужили строки из песни Йовин "Принц роз"

"Кто это?.. - озадаченно подумала Николина, рассматривая схватившего ее за руку мужчину, - Я его раньше здесь не видела... Тем более, за преподавательским столом..."
Незнакомцу на вид было лет тридцать-тридцать пять. Растрепанные темно-русые волосы, изогнутые в легкой улыбке губы. И ни намека на какую-то официальность в одежде, которую можно было ожидать от преподавателя. Если бы Николина училась не в Дурмстранге, где ставка всегда делалась на силу, а не на интеллект, если бы Николина читала газеты, если бы Николина не потеряла сознание на Кубке Мира по Квиддичу... то сейчас она бы узнала в русоволосом незнакомце Бартемиуса Крауча-младшего.
- Кто Вы? И по какому праву меня задерживаете? - Недружелюбно осведомилась болгаринка, пытаясь высвободить руку. Когда девушка поняла, что перед ней не профессор, место страха заняло негодование.
- Не ищи кубок. Тебе не нужно участвовать, - вполголоса произнес мужчина и, доказывая, что не желает студентке ничего плохого, разжал стискивавшие ее запястье пальцы, поднял руки с раскрытми ладонями вверх.
Николина нахмурилась. Еще часов шесть назад она слышала то же самое от профессора Грюма. Если уж кто-то считает также, то, возможно, в этих словах есть разумное зерно... Однако, госпожа Любчева была слишком своевольной девушкой, чтобы серьезно над этим задуматься. Ника вздохнула и хотела было ответить, что, разумеется, спасибо за совет, но она не собирается выслушивать что-либо от незнакомцев, которые даже не потрудились как следует побриться... однако, не успела. Из дальнего конца коридора раздалось старческое кряхтение и шаги.
- Завхоз! - Ахнула Николина. Гости болгары или нет, но когда тебя после отбоя ловит завхоз - жди неприятностей.
- Кто там? Ну, я до вас доберусь! - Хрипло заорал Филч, рассмотрев в глубине коридора два темных силуэта. - И накажу! Кто бы вы ни были!
Последняя фраза Николине особенно не понравилась.
Еще меньше обрадовался появлению завхоза Крауч. Если у него и был шанс, что в полутьме семнадцатилетняя болгаринка не разглядит в нем беголого Пожирателя Смерти, то уж персонал школы не будет столь беспечен. Даже если его не узнают сразу (в Азкабан он попал двадцатилетним юношей), то уж точно не поленятся установить его личность.
Теплые пальцы вновь сомкнулись на руке Николины и Крауч бросился бежать, увлекая болгаринку за собой.

Они бежали, хохоча и топая, оба с бешено колотящимися сердцами, в лихом опьянении опасностью. Хогвартс спал, они - Пожиратель смерти и студентка - не боялись потревожить чей-то покой. А уж убежать от медлительного Филча не составляло труда.
Они с разбегу влетели в какую-то комнату, Николина мгновенно захлопнула за собой дверь и прислонилась к ней спиной, пытаясь успокоить дыхание. Крауч же присел на софу, тоже переводя дух и осматриваясь.
- Занятная комната, да? - спросил он. И, вздохнув, облизал губы.
Николина вздрогнула, вжимаясь спиной в дверь. Черт побери, как это выглядело... маняще. Завлекающе.
- Да, очень... красивая меблировка, - девушка улыбнулась. А Крауч показал ей большой палец в знак одобрения.
Он начал говорить, все еще озираясь, комментируя то их сегодняшнюю пробежку, то обстановку их убежища, с жаром, возбужденно жестикулируя. И время от времени торопливо облизывал губы.
Николина вжималась в дверь спиной все плотнее и плотнее, не в силах оторвать взгляда от этого стремительного, как у ящерки, розового языка. Девушке стоило больших сил не постанывать, наблюдая за мужчиной.
Они, черт побери, были знакомы всего минут десять. Она даже не знала, кто это такой, но он... к нему тянуло как магнитом.
Николина вздохнула. Девушки в Дурмстранге решительные. В три шага преодолев разделявшее их расстояние, Любчева схватила Крауча за воротник, дернула на себя и поцеловала его в еще влажные от недавнего облизывания губы.